Выставка «Художник и модель»

1 марта 1988

О выставке «Художник и модель», проходившей осенью в залах Красногвардейского района столицы, беседуют один из ее организаторов художница Тамара Санчес и искусствовед Ирина Радченко.

— И. Р. Выставка стала продолжением других: «Текстиль и мода» и «Традиции и современность», на которых уже предпринимались попытки преодолеть однообразие в показе прикладного искусства. Пожалуй, не так много мы знаем примеров, когда культурная программа не просто сопровождала выставку. А была бы включена, как здесь, в саму экспозицию. В подборе вещей были не только произведения художников, но и вещи, указывающие на истоки, программу творчества,— народные изделия. Так, как это было на выставке «Традиция и современность». В экспозицию были включены композиции из исходного материала, демонстрирующие его возможности, так это было и на выставке «Текстиль и мода». Новая выставка впитала опыт предыдущих, но дала и новое в показе вещей. Экспозиция демонстрировала мобильность костюма, его отзывчивость на ситуации. На глазах у зрителей художники ежедневно что-то меняли в экспозиции, «переодевали» свои стенды. Меняя набор вещей и их расположение, художники не только демонстрировали мобильность экспозиции, но как бы уточняли, выявляли по ходу дела свою творческую позицию. В отведенном для них пространстве с помощью своих произведений они думали о себе и о своем творчестве. И поводом для раздумий становились то портняжный труд, то традиции, питающие творчество, то трудные технологические находки, которые приходят, увы, не сразу, то радостные открытия новых возможностей материала…

И еще заслуга этой экспозиции в том, что она сумела сделать наглядной органическую связь костюма с искусством — и прикладным, и станковым. Это решение экспозиции было продиктовано не только желанием участников выставки показать свое творчество и себя как художника, который шьет платья для выставок и художественного салона, занимающегося искусством на костюме.

— Т. С. Да, мы занимаемся батиком, макраме, графикой и живописью, считая все это необходимым для художественного костюма. Донести до зрителя сложность нашего искусства, на мой взгляд, можно через обстановку мастерской. Что окружает художника? В какой обстановке он работает? Посетив некоторые мастерские, я убедилась, что данный замысел может быть осуществлен. С такой исходной идеи началась работа над выставкой. Участникам выставки было предложено показать, на чем основываются их поиски раскрыть свое творческое кредо. Не все оказались подготовленными к решению довольно сложной задачи. Свобода в оценке самих себя, данная авторам, привела некоторых в растерянность, которую они преодолели не сразу и не вдруг. Понимая это, мы разрешили художникам менять экспозиции в процессе работы выставки, что и делалось неоднократно.

— И. Р. Если для организаторов было важным оценить творчество отдельных авторов, то перед критиками встал вопрос выяснения специфики художественного моделирования. В литературе его называют то острой модой, то костюмом для салона. Понимают его как самовыражение художника, то, напротив, считают, что это попытки создать отечественную моду. Выставка большой группы модельеров помогает разобраться в особенностях данного явления.

— Т. С. Мы хотели показать, что работа над костюмом начинается с выбора материала, на котором разрабатываются модели. Решая поверхность графически или живописно, художники переводят конструкции в форму, и наконец, в образ. С. Задворная делает модели из очень сложного, но выразительного пластичного материала — шифона. Ей удаются плоскостные, рельефные и пространственные структуры, она владеет секретами драпируемости ткани, обогащает фактуры поверхностей, вводя различные материалы-компаньоны от блесток до шнуров. В. Куприна необычайно широко подает возможности одного конструктивного приема — плетенки, выросшей из плетения берестяных коробов, туесов и шаркунов. Плетенка дается и орнаментально — на просвет, облегченная ткань, и полотно, фактурно. На ее принципе построены основные композиционные узлы моделей, пояса и сумки из искусственной кожи.

— И. Р. Действительно, технологическая оснащенность художественного моделирования предстала на выставке наиболее зримо — художники работают в самых различных техниках: росписи по тканям, текстильной мозаики, кружевного плетения, аппликации, вязания. Их объединяет стремление выявить возможности материалов, поиск новых способов художественной обработки текстиля. Практически всех художников влечет к созданию уникальных технологий, которые бы обогатили фактуры, выявили пластические свойства тканей.

— Т. С. Художественное моделирование отличает не только создание авторских технологий, но и иное, чем в промышленном моделировании, отношение к материалу. Пользуясь многодельными технологиями, мы художественно преображаем материал, утверждаем новую культуру ткани. Авторы выставки работают с любыми, даже забытыми, не престижными, немодными тканями. Простежка шнурами, дающая рельефную графику, облагораживает подкладочные сатины в моделях Смирновой. Пуляхина облегчает тяжелые «металлические» саржи, сочетая в изысканных, благородных по цвету моделях лицевые и изнаночные стороны гладких и меланжевых тканей. Митрюкова выполняет эффектные ансамбли из меха оленей. Остросовременно смотрятся накладки цветов и листьев, выполненные из нажелатиненных сжатых тканей, на простых ситцевых туниках Введенской. Ее работы дают новое направление для духовников-расписников. Фактурные, рельефные накладки на ткани она делает со сложной росписью, развивая образное начало. Широта понимания возможностей искусства костюма рождает новые интересные явления. Введенская показала на выставке не только модели, которые она называет текстильной структурой, но и вазы из хлопка, то есть текстильную мелкую пластику.

— И. Р. Моделирование по своей природе — синтетический вид искусства: оно оперирует формой, пластикой, линией, цветом и пропорциями. Художники черпают вдохновение в природе и искусстве, обращаются к приемам живописи, графики, архитектуры. Закономерно появление в экспозиции наряду с костюмами станковых произведений — офортов Введенской, акварели Задворной, панно Шихиревой, Кузнецовой, Назаровой и Лобжанидзе. Эти художники используют живописные приемы и в моделях, превращая платья как бы декоративных панно, выполненных в технике батика, вышивки, аппликации. Не случайно эскизы на выставке были представлены не в качестве рабочего подспорья, а как полноправные экспонаты. Эскизы Шахиревой батике в сложной технологии и несут тему маски, разрабатывают конфликт между «быть» и «казаться». Костюмы ее продолжают эту тему — герои росписи сняли маску, обрели скульптурные объемы, свой подлинный облик — вот тема ее моделей.

— Т. С. Да, то что мы делаем,— это не идеи моды, это не потребность к более высокой эстетике одежды. Обратите внимание: вечерний туалет — основной для острой моды вид одежды — почти не разрабатывается художественным моделированием, предпочитающим деловой или торжественно-приподнятый костюм. Рукотворность, традиционность, внимание к детали, так же отличающие выставленные произведения от промышленного моделирования, вызывают противоречивые мнения зрителей.

Деталь в многодельных, или, как их не совсем справедливо называют, загруженных, костюмах подчиняются форме. Неудачи есть на выставке, но и они отражают поиски художников, длительный, тяжелый процесс работы.

— И. Р. В этом, но мой взгляд, еще одно отличие художественного или авторского костюма от моды, дающей идеи новых форм, воплощенных в основном в рисунках, выкройках или эскизах. В данном же случае художник выступает и как стилист, и как конструктор, технолог, манекенщица, швея. И экспозиция демонстрировала, что этот порой сложный, а иногда и просто тяжелый труд художники ощущают как область творчества. Сознательно эстетизируется процесс, даже механический, по сути. Швейная машинка, ножницы, спутанные нитки, клубки лент — все превращено в изящный натюрморт не только ради зрелищности экспозиции, но и отражает внутреннюю установку художника. Превращение швейной процедуры в авторскую технологию, процесса производства в процесс творческий — настойчиво акцентировали художники как важнейшую особенность этого искусства.

— Т. С. Да, то, что мы делаем, больше похоже на процесс создания народного костюма. Понимая, что ввести новые формы почти невозможно, я, например, с самого начала отказалась от такой задачи, их не было в народном костюме, а разнообразие у него завидное, вот я и работала над моделями, как живописными и графическими произведениями.

— И. Р. Вы хотите сказать, что история костюма выработала основные удобные и целесообразные формы одежды, если под формой понимать в основном пропорциональный строй моделей. «Рисуя» тканями, Вы решаете свои живописно-графические композиции по средствам формы пропорции и силуэта.

— Т. С. Наш костюм — это эксперимент, и выставка нам смогла показать его довольно широко. Алмасян, Кокурина, Осьмушина, Лобжанидзе представляют направление, более близкое к традиционному. И в то же время поэтичность и музыкальность работ Алмасян сближают ее с другими художниками группы. Ее «Лунная соната» есть претворение художником впечатлений от современного индустриального дизайна. Именно образным решением привлекают работы Алмасян, Батищевой, Введенской. Пожалуй, наиболее нетрадиционным для привычного понимания моделирования, смелым по замыслу и воплощению представляются костюм Введенской. Главная тема коллекции Введенской — движение как форма жизни. Она посягает на философские осмысление темы, заявляет о своей опоре на глубокие культурные традиции.

Выставка прослеживает развитие отдельных авторов и художественного моделирования, в целом от фольклорного стиля через ретро к авангарду, не порывающему связи с традициями, но развивающему ее.

— Т. С. И между тем данная выставка — это почти импровизация. Достаточно сказать, что экспозиция реставрировалась 4 раза. Выставка оказалась как бы включенной в творческий процесс работы художников над костюмом. Может быть, это открытость творческого процесса, доверительность общения со зрителями частично объясняют успех выставки. Оставаясь довольно узким явлением в моделировании, уникальный авторский костюм, подобно авторской песне, нашел путь к зрителям, завоевал признание даже тех, кто, прейдя «снять фасончик» увидел нечто совсем иное. О выставке «Художник и модель» я мечтала давно. Хотела сделать совершено свободную выставку не только для зрителей, но и для художника… Пикассо в серии гравюр «Художник и модель» размышляет о поэзии творчества. Организаторы выставки вкладывали в ее название более узкий и конкретный смысл, не предполагая заранее, что она станет размышлением об искусстве художественного костюма, его настоящем и будущем.

— И. Р. Да, конечно, эта выставка — явление не однозначное. Во-первых, она одна из тех, которые стремились сломать стереотипы экспонирования искусства. Во-вторых, она стала этапом в самоопределении целой области творчества. Художественный костюм — явление еще пока мало осмысленное. Мы как-то не решаемся говорить, что хотя вещи эти можно носить, они только условно соотносятся с реальностью. Об этом как стыдливо умалчивают все, а это следовало бы обдумать. Эти вещи, действительно, нуждаются в среде насыщенной духовно, художественно осмысленной. Поэтому этот костюм носит характер станкового произведения, что может жить только в специально созданной для этого ситуации. Но он не вписывается в атмосферу обычной выставки, потому что все-таки не является в полном смысле самоценным художественным произведением. Это утилитарные вещи, но только это вещи их идеальной среды, для идеально героя. Отзывы зрителей подтверждают это. Первое чувство — радость встречи с красивой вещью — сменялась потом недовольством своим обликом, образом жизни, появлялось желание жить той жизнью, для которой были созданы эти вещи — насыщенной выдумкой, одухотворенной в каждом проявлении. Нравственный итог этой выставки — утверждение, что такой образ жизни доступен и реален.

Выставка экспонировала не вещи, а возможность рождения прекрасного из повседневных материалов и собственной души.

Журнал «Декоративное искусство», № 3 за 1988 г.

Елена Чекризова

Член Союза дизайнеров России. Дизайнер одежды, аксессуаров, обуви и предметов интерьера из кожи. Автор энциклопедии «КОЖА. Техника. Приемы. Изделия» (АСТ-пресс. Москва). Владелица торговой марки «E.CHEKRIZOVA». Участница многочисленных Фестивалей и выставок, в том числе Недели Моды в Москве и выставки PRET-A-PORTER в... Читать далее »